Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: литературности (список заголовков)
17:57 

Если бы у классиков были прозвища

AdMe.ru продолжает креативную игру под названием "Если бы у писателей были прозвища" для оттачивания копирайтерских навыков, вдохновения и отвлечения от рабочей рутины.


Выдержки лучших образчиков совместного творчества читателей-почитателей:

Классики

- Сергей «Будь ты проклят, Безруков» Есенин
- Александр «Слава РЖД!» Радищев
- Эдуард «Чебурашка только мой!» Успенский
- Исаак «Я таки имею шо вам сказать» Бабель
- Эрих «Кальвадос, женщины, война, все смертельно больны» Мария Ремарк
- Франц «Грефневая» Кафка
- Джордж «Все будет плохо» Оруэлл
- Хулио «И да треснет ваш мозг» Кортасар
- Александр «Тысяча чертей» Дюма
- Агата «А убийца — дворецкий» Кристи
- Льюис «Сказки британского математика» Кэрролл
- Лев «Читай меня полностью» Толстой
- Алексей «Я не Лев» Толстой
- Джеймс «Шёл бы ты, Толстой» Джойс
- Эрнест «Никогда не пишу трезвым» Хемингуэй
- Фридрих «Бог умер, да и мне что-то нездоровится» Ницше
- Владимир «До меня никто не знал о педофилии» Набоков
- Михаил «Школьники ненавидят природу» Пришвин

Современники

- Дарья «Убийца лесов» Донцова
- Сергей «А можно всех посмотреть» Минаев
- Стефани «Скажи это вслух» Майер
- Патрик «У меня и другие книжки есть» Зюскинд
- Фредерик «У вас что-то белое под носом» Бегбедер
- Чак «Дефекация и шрамы» Паланик
- Джоан «Ну хоть что-то читают» Роулинг
- Джордж «Да я и сам уже запутался» Мартин

@музыка: Bonobo – The Keeper (Banks Remix)

@темы: литературности, забавности

21:18 

Благодаря свежеиспеченному приложению к журналу Forbes - Forbes Woman - открыла для себя замечательное в своей целостности мировоззрение известного американского культурного антрополога Маргарет Мид. Эта женщина сумела доказать свою профессиональную состоятельность в области, которая и по сей день, в десятке шагов вглубь 21 века, остается тотально "засексизованной" и шовинистской, не говоря уже о начале прошлого века. На протяжении более полувека она исследовала человека во всем многообразии культурных, расовых, этнических, религиозных, поведенческих проявлений - и суждения этого человека отличаются поразительной, выдающейся точностью при кажущейся простоте и незамысловатости выражения.

***
Всегда нужно помнить о том, что каждый народ состоит из полноценных человеческих существ, ведущих образ жизни, вполне сопоставимый с нашим собственным.

***
Вместо того чтобы забивать детям голову возрастными, половыми, расовыми, классовыми, религиозными различиями между людьми, нужно всего лишь дать им возможность понять, что в любой из этих категорий есть люди отвратительные, а есть - очаровательные.

***
Занимаясь только собственной культурой, почти невозможно избавиться от предрассудков, не затратив на это годы.

***
Во многих обществах воспитание мальчиков сводится к тому, чтобы учить их не быть как женщины.

***
По-прежнему остается открытым вопрос: поведение, в основе которого - страх перед божественным наказанием, - это нравственность или попросту ТРУСОСТЬ?

И, наконец, апогей точности лично для моего видения положения вещей на нашей планете:

Я не сторонник того, чтобы женщины воевали. Они СЛИШКОМ жестоки.

@темы: литературности

12:13 

Улыбайся

Улыбайся.
Мемуары на коже
делают на богов непомерно похожей.
Тебя.

Улыбайся.
(Плачь и грусти, но)
улыбайся.
В этой бесцветной жизни
улыбка — фломастер.
Как маяки, с целью —
путникам не сдаваться.
Улыбайся.
Всегда и всему, улыбайся.

Если ты улыбаешься,
Питер внутри —
не стонет,
Питер зажег фонари
и разливает Невой
бесконечный свет.
Я рядом с тобой.
Скажи: Питер, привет!

Улыбайся.
Закрой глаза и улыбайся.
Когда ты уходишь,
но просят вернуть и остаться.
Когда возвращаешься,
Громко, улыбайся.

Улыбайся.
Мне.
Мне — улыбайся?

Ольга Талантова

@темы: литературности

22:46 

Заметили вы, что встречаются люди, которые по заповедям своей религии должны прощать и действительно прощают обиды, но никогда их не забывают? Я же совсем не склонен был прощать, но в конце концов всегда забывал. И оскорбитель, полагавший, что я ненавижу его, не мог прийти в себя от изумления, когда я с широкой улыбкой здоровался с ним. Тогда он в зависимости от своего характера восхищался величием моей души или же презирал мою трусость, не зная, что причина куда проще: я позабыл даже его имя.

Альбер Камю "Падение"

@музыка: Radiohead – Staircase

@темы: литературности

14:13 

Я помню эти строчки наизусть уже много лет. Они символизируют для меня абсолютный идеал человеческих взаимоотношений, взаимоотношений мужчины и женщины, решивших связать свои жизни друг с другом. Возможно, для кого-то это тоже станет образцом, тем форматом отношений, к которому стоит стремиться вопреки всему.


Вера Полозкова. Миссис Корстон

Когда миссис Корстон встречает во сне покойного сэра Корстона,
Она вскакивает, ищет тапочки в темноте, не находит, черт с ними,
Прикрывает ладонью старушечьи веки черствые
И тихонько плачет, едва дыша.

Он до старости хохотал над ее рассказами; он любил ее.
Все его слова обладали для миссис Корстон волшебной силою.
И теперь она думает, что приходит проведать милую
Его тучная обаятельная душа.

Он умел принимать ее всю как есть: вот такую, разную
Иногда усталую, бесполезную,
Иногда нелепую, несуразную,
Бестолковую, нелюбезную,
Безотказную, нежелезную;
Если ты смеешься, - он говорил, - я праздную,
Если ты горюешь – я соболезную.
Они ездили в Хэмпшир, любили виски и пти шабли.
А потом его нарядили и погребли.

Миссис Корстон знает, что муж в раю, и не беспокоится.
Там его и найдет, как станет сама покойницей.
Только что-то гнетет ее, между ребер колется,
Стоит вспомнить про этот рай:

Иногда сэр Корстон видится ей с сигарой и «Джонни Уокером»,
Очень пьяным, бессонным, злым, за воскресным покером.
«Задолжал, вероятно, мелким небесным брокерам.
Говорила же – не играй».

@музыка: The Weird Sisters – Magic Works

@темы: литературности

19:56 

Книги, книги, книги...

Как я умудрилась дожить до самого диплома, так ни разу и не посетив Библиотеку им. Ленина - загадка!

Главное, что пусть и поздно, но я все же открыла для себя возможность вдохновенно писать в окружении тяжелых столов темного дерева, толстых мохнатых ковров, заглушающих шаги, и резных дубовых панелей на стенах, в атмосфере ничем не прерывающейся тишины и благоговейного спокойствия в окружении старых, толстых, приятно пахнущих книг.

В этом месте удивительно легко пишется. Впервые на своей памяти я увлеченно оттарабанила на нетбуке почти 5 часов кряду, с головой нырнув в материал и ни на что, совершенно ни на что не отвлекаясь. За эти неполных 5 часов я продвинулась в написании диплома больше, чем за весь последний месяц ленивых пописываний в домашних условиях. Какая, однако, экономия сил и времени!

А еще, мне кажется, я вполне могла бы органично существовать в окружении тысяч и тысяч книг. В принципе, в таком окружении и прошло мое детство - дедушкина библиотека из 5 огромных книжных шкафов была хоть и не такой впечатляющей, как ленинская (хе-хе), но книг в ней с лихвой хватило на многолетние читальные вечера запоем.

Но место, где живут одни книги и только книги - однозначно мое. Уходить из этого спокойного печатного царства в наш сумасшедший мир не хотелось совершенно. Я бы жить там осталась.

@темы: литературности

20:50 

Классики принимают экзамен

Классики принимают экзамен.


(Моя личная подборка, основанная на горааааздо более обширном списке Madeleine Vincent)

- Экзамен принимает А. Конан Дойл: "Судя по кругам под вашими глазами - готовились... ...но мятная жевачка, водолазка при +17, отсутствие постоянно носимых часов, которые вы по привычке ищете на руке – вы спали не в своей кровати. А то, как вы теребите молнию на сумочке и вертите ручку, приводит меня к убеждению, что вы не готовы."

- Экзамен принимает Джеймс Джойс: - "Дочитали?" - "Нет."

- Экзамен принимает Джеймс Джойс: - "Теперь дочитали?" - "Да." - "А примечания?" - "Сжальтесь."

- Экзамен принимает Хантер Томпсон: «К экзамену готовились?» - «Да». - «А под чем?»

- Экзамен принимает Шарль Бодлер: «К экзамену готовились?» - «Нет. Писали стихи, пили вино и любили друг друга». - «Недурно, но всё тлен.»

- Экзамен принимает Зигмунд Фрейд. "К экзамену готовились или спали?" - "Готовились". - "Тогда с этой антинаучной ересью к Юнгу"

- Экзамен принимает Уильям Фолкнер: "Отвечайте!" Студент: "Но вы же не задали вопроса!" - Фолкнер: "Ваши проблемы. Ориентируйтесь сами"

- Экзамен принимает Платон: «Сократ спрашивает: "К экзамену готовились?"» - «Да». - «Сократ говорит: "Давайте зачетку"».

- Экзамен принимает Маркиз де Сад. Список аксессуаров на выбор.

- Экзамен принимает Толкиен: "К экзамену готов?" -- "Не уверен..." -- "Ну, ничего, мой маленький друг, у тебя храброе сердце, я в тебя верю".

- Экзамен принимает Джером Сэлинджер: "Готовились?" - "нет." - (сочувственно): "Вас тут тоже всё выбешивает?"

Ну и, конечно, самый любимый:

Экзамен принимает Ремарк. Ничего не спрашивает - все понимает. Молча выпивает кальвадос и идет к проституткам.

@музыка: Sebastien Teller - Roche (Kavinsky Remix)

@темы: забавности, литературности

17:57 

Ницше говорил, что человек - это канат, натянутый между животным и Сверхчеловеком, - канат над пропастью. Непомерно длинный и довольно-таки тонкий канат.

Один неверный шаг - и вот ты видишь острые черные скалы, неотвратимо приближающиеся к твоему перекошенному от ужаса лицу.
Но и не ступить на зыбкий пусть самосовершенствования, навечно законсервировав себя в состоянии примитивнейшего животного, - смерти подобно.



@темы: литературности

15:43 

Про современную литературу

И все-таки я отчаянно верю в современную литературу.

Множество моих литературных друзей (в особенности филологи и языковеды) не устают с гордостью заявлять "Я читаю только классику!", речитативом выдавая после этого целую армию имен настоящих, признанных классиков, мастеров своего жанра. Они презрительно фыркают, стоит кому-нибудь назвать парочку имен наших современников, автоматически навешивая им гриф "литературный ширпотреб" - и да, в большинстве своем они будут правы. Все многочисленные армии книг в ярких завлекающих обложках, тоннами громоздящиеся на полках больших книжных магазинов и привлекающего массового читателя сочными обложками, интригующими названиями и громкими, надуманными псевдонимами авторов не выстоят в реальном литературном бою и против одной-единственной, написанной столетия назад настоящей КНИГИ талантливого классика. Она побьет их в первой же стычке своей силой, глубиной, злободневностью. Красивым и правильным литературным стилем и хорошим языком. Никакого сравнения.

Я понимаю вас, профессиональные читатели и тонкие ценители. Сознание, вскормленное и взращенное на настоящей, истинной литературе, запросто способно заработать несварение от одной-единственной странички великого и нетленного творения очередного Петрова, Джонса или Майера. В попытке сберечь свое душевное равновесие гораздо проще принципиально сконцентрироваться на классике, тем более что мировой классики, написанной на протяжении столетий, вполне хватит, чтобы читать всю жизнь.

Но я так не могу. Подумайте, ведь презирая свой литературный век и вкорне отметая вероятность того, что этот век может породить что-то действительно стоящее, вы не верите и в продолжение литературы в целом. Ведь если наш век - бесплоден, если он не способен породить великих писателей, чьи творения будут жить столетиями, то прерывается сама история литературы, ведь за ней - ничего. Писатели будущего все также, если не больше, будут предавать истинную литературу в угоду низкопробным вкусам массовой аудитории, будут прогибаться под потребности масс, продавая крупицы своих способностей за большие гонорары, раздутые тиражи и звание бестселлера года. Они будут не меньше нынешних нацелены на пустой, единовременный успех и отнюдь не будут стремиться к чистоте слова, правдивости, злободневности. К чему отдавать годы своей жизни и огромные душевные силы на одну-единственную стоящую книгу, которая вряд ли разойдется большими тиражами и принесет ее создателю признание при жизни, когда можно за это время наштамповать десятки легкочитаемых детективов, которые поднимут тебя на вершину социальной пирамиды и позволят купаться в лучах славы, богатства и всеобщего уважения - как же, ведь ты добился успеха!

Если наш век - бесплоден, как вы думаете, то это закат литературного мира. Это конец всему, во что мы хотели бы верить - и во что, вопреки всему, все еще верим.

Поэтому я продолжаю, вопреки накатывающему чувству омерзения, копаться в залежах детищ современной литературы, как в огромной мусорной куче, поддерживая себя надеждой, что вот-вот найду что-то стоящее, что-то ценное, что-то, что из среднестатистической книжки в дешевой обложке может вырасти в классику. Хоть одно имя, которое будущие поколения будут знать наизусть, приобщаясь к его произведениям, как мы приобщаемся к Толстому и Достоевскому, Пушкину и Лермонтову, Горькому и Чехову, Куприну и Островскому, Лескову и Салтыкову-Щедрину, Булгакову и Солженицыну. Ведь классики не дошли бы до нас с вами в своем нынешнем статусе, если бы не читались современниками, не обсуждались и не оценивались. Классика создается нами с вами, своими читателями - и у нас есть реальная возможность писать историю литературы 21 века, отфильтровывая все то, что не заслуживает внимания будущих поколений, и самим влиять на то, каким увидят наш век будущие поколения читателей. Каким вы хотите его до них донести? Уж не Донцовой ли? Задумайтесь.

Я не обращаюсь к современным писакам, клепающим одну за другой низкопробную литературку. До них пытаться достучаться бесполезно. Я обращаюсь и не к массовым, все глотающим читателям, чей удел - наспех читать в метро любовные романчики, юмористические книжонки и захватывающие детективчики. Я обращаюсь к людям, кому не все равно, что читать и кого читать. Давайте дадим нашему веку ШАНС. Отправимся в магазины или на электронные библиотеки и скрепя сердце закопаемся в творения нашего современного мира, будем читать и искать. Давайте не будем ставить на нашем веке крест. Просто попробуем.

@музыка: Whitesnake - Is this love

@темы: литературности

13:25 

Войти в новый год с этими строками

Не запрещай себе мечтать
Пусть не в цветном, пусть в чёрно-белом;
Пусть ты открыта ветрам, стрелам –
Сними замок, сорви печать!

Не запрещай себе творить,
Пусть иногда выходит криво –
Твои нелепые мотивы
Никто не в силах повторить.

Не обрывай свои цветы,
Пускай растут в приволье диком
Молчаньем, песней или криком
Среди безбрежной пустоты.

Не запрещай себе летать,
Не вспоминай, что ты не птица:
Ты не из тех, кому разбиться
Гораздо легче, чем восстать.

Не запрещай себе любить,
Не нужно чувств своих бояться:
Любовь не может ошибаться
И всё способна искупить.

Не бойся жить, не бойся петь,
Не говори, что не умеешь:
Ты ни о чём не пожалеешь –
Да будет не о чем жалеть!

Не бойся в камне прорастат
ь,
Под небосвод подставив плечи.
Пусть без мечты порой и легче –
Не запрещай себе мечтать!

Цветаева

@музыка: Technical Sounds - Tango [TS]

@темы: литературности

22:39 

Все, что я слышу от человека после фразы "я не люблю читать", - это "пфякзпоязшпрязпрящршппрприт якзпяылпо ррр".

@музыка: Sexy Sushi - Love Les Tartes

@темы: литературности

16:32 

Забившись в дальний угол шкафа,
где пахнет шубой и темно,
руками обхватив коленки,
ты всё равно сильнее всех (с).

@темы: литературности

13:49 

Ночь Нежна в Театре Луны

Любимый Театр Луны со своей вольной трактовкой Фицджеральда оставил в небольшой растрепанности чувств и ощущений.

Смогла простить режиссеру небольшие и несущественные вольности в толковании, пока они не искажали восприятие всей истории целиком. Но второй акт слишком больно задел мои чувства, полностью исказив один из краеугольных камней понимания этой книги. Для людей, знающих живой подтекст этой трагической истории, знающих, кто выступил прототипом Дика Дайвера и его жены Николь и то, как близко для автора было происходящее с его героями, адекватное восприятие вольного авторского толкования характеров главных героев, а также мотивов, побудивших психиатра и его пациентку быть вместе, физически невозможно! Максим Щеголев с его развязной бесшабашностью и совершенно не приличествующим доктору медицины цинизмом в отношении своей профессии и собственных же душевнобольных пациентов никак не складывался в моем восприятии с образом глубокого, образованного, обаятельного интеллигента Ричарда Дайвера с его тонко чувствующей и ранимой душой. Развязные шуточки и откровенные издевки в адрес душевнобольных (которые не позволил бы себе ни один уважающий себя врач) вместе с периодически похабным юморком дополняли отвратительный образ и настолько коверкали восприятие, что серьезно относиться к трагедии его жизни было попросту невозможно.



И все бы ничего, присутствуй в зале исключительно зрители, знакомые с Фицджеральдом и его творчеством. Для них действие на сцене шло бы отдельно от литературной истории и воспринималось бы как самостоятельная постановка, не затрагивающая при этом оригинал. Но для не знакомых с историей зрителей восприятие было ограничено подачей режиссера, и они ушли из театра в полной убежденности в низменности чувств главного героя, его меркантильности и расчетливости, а также в том, что печальный конец этого человека полностью оправдан. Мой спутник был отличным отражением царящих в зале ощущений - если бы не постоянные пояснения сюжета и негодующие возгласы с моей стороны в ключевых для восприятия сюжета моментах, он бы так и остался в неведении относительно личности героя и его мотивов, на которых основывается все правильное понимание этой истории.

Честно признаться, я сама в какой-то момент начала сомневаться в правильности своего восприятия. Убежденная подача режиссера своей личной интерпретации и в моей преданной Фицджеральду душе зародила некоторые сомнения относительно того, насколько верно было мое прочтение истории - вплоть до порыва перечитать книгу по миллионному разу в попытках найти то, что разглядел в ней (или все же выдумал?) автор :/


Смешанные чувства. С одной стороны, очень по-лунновски сильный и цепляющий спектакль, с другой - небрежное и вольное обращение с литературным произведением, признанным культурным наследием великого Фицджеральда, на котором выросло не одно поколение читателей. Для меня почти что личное оскорбление....


PS Порадовала Елена Захарова в роли Розмари Хойт - это моя первая театральная встреча с этой актрисой, и, надо сказать, я сильно переживала относительно ее театральных (именно театральных) способностей. Но роль Розмари Хойт настолько подходила актрисе по характеру и типажу, что, кажется, даже играть ничего не потребовалось - будь себе молоденькой, легкой, по-детски непринужденной, глупенькой и капризной, по-актерски зацикленной на самой себе, по-актерски же театральной во всех проявлениях чувств и эмоций....Никаких претензий :)


@музыка: Morphine - The Night

@темы: искусное искусство, литературности

16:20 

К вопросу о порядочности

"Невелика хитрость быть порядочной женщиной. Пожалуй, и я была бы хорошей женщиной, имей я пять тысяч фунтов в год. И я могла бы возиться в детской и считать абрикосы на шпалерах. (...) Я расспрашивала бы старух об их ревматизмах и заказывала бы на полкроны супу для бедных. (...) Могла бы ходить в церковь и не засыпать во время службы или, наоборот, дремала бы под защитой занавесей, сидя на фамильной скамье и опустив вуаль, — стоило бы только попрактиковаться."

- так рассуждала непревзойденная мастерица интриг Бекки в "Ярмарке тщеславия" Теккерея.
А сам автор, глядя на отчаянные попытки героини пробиться к недосягаемым высотам, в раздумьях замечал:

"Кто знает, быть может, Ребекка и была права в своих рассуждениях, и только деньгами и случаем определяется разница между нею и честной женщиной!"


Мне всегда казалось, что в какой-то степени это действительно так, и судьба Ребекки Шарп была бы гораздо более спокойной и ординарной, не будь она вынуждена стиснув зубы бороться за свое счастье и благополучие. Я даже немного симпатизировала этой блестящей, талантливой и умной женщине, столь яростно сражающейся за свой собственный кусочек счастья в насквозь прогнившем мирке Ярмарки Тщеславия. Она сама и ее проделки частенько вызывали во мне чисто женское восхищение, и единственное, за что я Бекки по-настоящему осуждала, единственное, что вызывало во мне громаднейшее негодование - так это ее откровенное равнодушие к маленькому Родону, в отношении которого никакой женской любви и материнской теплоты никогда не выказывалось.

А теперь вопрос порядочности на пути к своей цели в полный рост встает уже передо мной самой.

Конечно, за столько месяцев бесплодных попыток я просто отчаялась. Конечно, я исчерпала свою фантазию и не смогла придумать лучшего способа. (Или просто не дала себе труда как следует подумать, чтобы его найти?)

Но тем не менее - я совершенно лицемерно любезничала с человеком, который мне до крайности неприятен, только для того, чтобы тайком воспользоваться его телефонной книгой и достать из нее драгоценнейший номер телефона, который безуспешно искала более полугода.

И кажется, ведь никому не навредила своими действиями. Никого не подвела и не подставила, а цели наконец добилась.

Но почему тогда на душе так гадко, как будто туда кто-то как следует высморкался, как в старый носовой платок?

@музыка: Keane - Bad dream

@темы: калейдоскоп эмоций, литературности

15:24 

Разговор в стихах про женщин и мужчин

И.Иртеньев:

Женщины носят чулки и колготки,
И равнодушны к вопросам культуры.
Двадцать процентов из них - идиотки,
Тридцать процентов - набитые дуры.
Сорок процентов из них - психопатки,
В сумме нам это дает девяносто.
Десять процентов имеем в остaтке,
Да и из этих-то выбрать не просто.

Т.Панферова. Ответ Иртеньеву:

Носят мужчины усы и бородки,
И обсуждают проблемы любые.
Двадцать процентов из них - голубые.
Сорок процентов - любители водки.
Тридцать процентов из них - импотенты,
У десяти - с головой не в порядке.
В сумме нам это дает сто процентов,
И ничего не имеем в остатке.

Эрнст. Ответ Иртеньеву и Панферовой

Сорок процентов из тех, что в колготках
Неравнодушны к любителям водки.
Любят порой голубых психопатки,
Правда у них с головой не в порядке.
Дуры всегда импотентов жалели,
А идиоток придурки хотели.
В сумме, конечно же, нас - сто процентов:
Дур, идиоток, козлов, импотентов.

Виктор Бичев - ответ всем троим:

Сорок процентов из женщин артистки,
С ними иметь надо крепкие нервы.
Десять процентов из них феминистки,
А половина - обычные стервы.
Что ж предпринять мужикам при бородках,
Если проценты тут вышли такие?
Что-то из двух: иль довериться водке,
Или всем скопом пойти в голубые.

@темы: литературности, забавности

15:21 

Толстой

Для меня наступил новый виток обожествления этого великого человека. Именно человека, так как стадию обожания его как писателя и литератора я давно уже оставила позади.

Александр Блок в статье «Солнце над Россией» писал:
«Всё ничего, всё ещё просто и не страшно сравнительно, пока жив Лев Николаевич Толстой. Ведь гений одним бытиём своим как бы указывает, что есть какие-то твёрдые, гранитные устои: точно на плечах своих держит и радостью своею поит и питает всю страну и свой народ. … Пока Толстой жив, идёт по борозде за плугом, за своей белой лошадкой, — ещё росисто утро, свежо, нестрашно, упыри дремлют, и — слава Богу. Толстой идёт — ведь это солнце идёт. А если закатится солнце, умрёт Толстой, уйдёт последний гений, — что тогда?»

Льва Николаевича не стало на самом рубеже Первой Мировой. Не постигая, как пережить потрясение разразившейся войны, начало конца всей европейской вселенной, Томас Манн размышлял так:
«Будь жив Толстой, это не посмело бы случиться. Старику не надо было ничего особенного делать; он просто жил бы в своей Ясной Поляне — и ничего бы этого не было!»

Оба эти во всём несходных писателя — что русский, что немец — не помышляли ни о каких иносказаниях, они сказали ровно то, что думали — и что теми ли, иными ли словами, вовсе ли без слов думали многие и многие их современники. Пока был жив восьмидесятилетний старик, всё ещё было ничего, сравнительно не страшно; он ушёл — и гранитные устои оказались в нетях, и посмел случиться немыслимый дотоле ужас.

Не знаю, жил ли на свете ещё кто-нибудь, обладавший таким неоспоримым и таким нематериальным влиянием на такое несметное число людей во всём мире. Едва ли: такого человека не могло быть раньше — до эпохи массовых газет и телеграфа о нём при его жизни просто не успели бы узнать. Такого человека не было потом — это очевидный факт. Несравненный авторитет, которым пользовался яснополянский старик, можно объяснять по-разному, но ни одно объяснение не кажется ни достаточным, ни бесспорным.

Для огромного количества людей во всем мире Толстой был и остается непререкаемым авторитетом в мыслях и суждениях. Мне захотелось освежить в памяти некоторые особенно запомнившиеся при его прочтении цитаты. Их гениальность - в простоте выражения, в абсолютной простых, но от этого не теряющих свою глубину мыслях. Казалось бы, что проще - просто бери и выполняй.

Как многого в этом мире могло бы не случиться, если бы мы всегда придерживались этих простых и бесхитростных советов мудрого яснополянского старика!


Осуждение другого всегда неверно, потому что никто никогда не может знать того, что происходило и происходит в душе того, кого осуждаешь.

Лев Толстой


Для того, чтобы провести наилучшим образом свою жизнь, надо помнить, что вся жизнь только в настоящем, и стараться наилучшим образом поступать в каждую минуту настоящего.

Лев Толстой


Для того, чтобы было легко жить с каждым человеком, думай о том, что тебя соединяет, а не о том, что тебя разъединяет с ним.

Лев Толстой


Человек, познавший свою жизнь, подобен человеку-рабу, который вдруг узнаёт, что он царь.

Лев Толстой


Человек не потому выше животных, что может мучить их, а потому, что он способен жалеть их. А жалеет человек животных потому, что чувствует, что в них живет то же, что живет и в нем.

Лев Толстой


Все великие перемены в жизни одного человека, а также и всего человечества, начинаются и совершаются в мысли. Для того, чтобы могла произойти перемена чувств и поступков, должна произойти прежде всего перемена мысли.

Лев Толстой

@темы: литературности

10:39 

Когда устал и жить не хочешь -
полезно вспомнить в гневе белом,
что есть такие дни и ночи,
что жизнь оправдывают в целом. (с).

И. Губерман

@темы: литературности

00:26 

Читать не вредно - вредно не читать!

Издательство "Эксмо" провело конкурс лучших рекламных плакатов
под лозунгом "Читать не вредно - вредно не читать!",
которые призваны пропагандировать пользу чтения.

В нем участвовало более тысячи самых разных работ,
от смешных и задорных до философских и глубокомысленных.

Привожу лишь несколько особенно понравившихся:






Конечно, особенно если использовать томик Улисс в твердой обложке в качестве оружия ;)))



Нууу, бросьте, они у него исключительно культурного характера, все ж таки просвещенный 19 век, не наше дико время.



Не знаю, как насчет "клевых чикс", а вот меня знанием творчества Хемингуэя покорить определенно можно:)

еще несколько штук

@темы: забавности, литературности

18:35 



"ДНЕВНИК ОПАСЕН ТЕМ, ЧТО ТЫ ВСЕ ВРЕМЯ НАЧЕКУ,
ВСЕ ПРЕУВЕЛИЧИВАЕШЬ И НЕПРЕРЫВНО НАСИЛУЕШЬ ПРАВДУ..."


ЖАН ПОЛЬ САРТР

@темы: литературности

Тонкое кружево

главная